Лечение рака простаты после простатэктомии

СОДЕРЖАНИЕ
0
189 просмотров
03 июня 2019

Рак предстательной железы (РПЖ) диагностируют у 32 – 40% мужчин старше 50 лет. В половине случаев это локализованный рак, то есть опухоль не выходит за пределы простаты. Стандартом лечения в такой ситуации считается радикальная простатэктомия – одномоментное удаление новообразования. Не уступает по радикальности и лучевая терапия, которую часто рассматривают как альтернативу операции. Тем не менее, лечение не всегда эффективно. Иногда болезнь возвращается спустя несколько месяцев или лет после радикального лечения. Такое состояние называется рецидивом рака предстательной железы, который может быть локальным или местным, системным и биохимическим.

Вероятность рецидива после радикальной простатэктомии составляет от 10 до 28% в первые 5 лет после вмешательства. Это зависит от строения опухоли, соматического состояния пациента, размера новообразования. Например, если радикальную простатэктомию выполняли на стадии T3а (рак распространяется на клетчатку вокруг простаты), вероятность возрастает до 45%.

Развитие рецидива в течение 5 лет после лучевой терапии составляет 12 – 38%. При этом будут иметь значение не только особенности новообразования, но и доза облучения – чем она меньше, тем выше риски. Вид воздействия (брахитерапия или дистанционное) большой роли не играет.

Если же говорить о сроках в целом, 45% случаев регистрируются в течение 2 лет после радикального лечения, 77% – в пределах 5 лет, 96% – на протяжении 9 лет.

Биохимический рецидив

Протекает бессимптомно и определяется исключительно по результатам анализа на уровень простатспецифического антигена (ПСА или PSA). Это особый белок, который есть только в тканях предстательной железы. Соответственно, после ее удаления, уровень простатспецифического антигена должен резко снизиться до значений, не определяемых стандартными методами исследований. Если же, спустя некоторое время, уровень ПСА начинает вновь возрастать, это может означать лишь то, что в организме остались клетки опухоли, которые начали размножаться. Биохимический рецидив после радикальной простатэктомии диагностируют, когда уровень ПСА систематически увеличивается через три измерения подряд на 0,2 нг/мл и более, интервал между исследованиями больше или равен 2 неделям.

Подобная ситуация возможна и после радиотерапии. Конечно, при облучении часть тканей железы остается жизнеспособной и уровень ПСА не опускается до неопределяемых значений. Поэтому за исходную точку берут самый низкий уровень антигена.

Критерием биохимического рецидива считается повышение показателя PSA более чем на 2 нг/мл по сравнению с минимальным значением, отмечавшимся у больного.

Биохимический рецидив рака предстательной железы лечат облучением ложа простаты, иногда вместе с захватом области регионарных лимфоузлов.

Локальный рецидив

Локальный рецидив рака простаты после радикальной простатэктомии регистрируется в 15 – 35% случаев. Местным — считается появление очага опухоли в области расположения удаленной предстательной железы при отсутствии поражения лимфоузлов и отдаленных метастазов. Этот очаг должен быть визуализирован, то есть виден на УЗИ, компьютерной томограмме, при МРТ-обследовании или ПЭТ — КТ. Его злокачественность должна подтверждаться гистологически – то есть после взятия биопсии и исследования под микроскопом.

Клинических симптомов на ранней стадии обычно не бывает. Чаще всего во время очередного профилактического обследования у пациента обнаруживают вновь повысившийся уровень ПСА, после чего проводят углубленную диагностику и выявляют местный рост опухоли. Если пациент, вопреки рекомендациям, не обследуется профилактически после радикального лечения и рецидив на ранних стадиях не выявлен, на поздних этапах развития возвращаются некоторые симптомы запущенных стадий рака простаты: боли в промежности и над лобком, задержка мочи, запоры.

Лечение локального рецидива РПЖ зависит от того, какой метод был использован ранее.

Если первично возникший рак лечили с помощью лучевой терапии, при рецидиве выполняют радикальную простатэктомию (РПЭ). При этом вероятность послеоперационных осложнений выше, чем если бы хирургическое вмешательство было сделано при первичном раке: после облучения возрастает опасность повреждения прямой кишки, увеличивается кровопотеря во время вмешательства, высок риск возникновения недержания мочи, или, наоборот, контрактуры (патологического сокращения) шейки мочевого пузыря. 5-летняя безрецидивная выживаемость после операции 55 – 69%.

Если же первично была выполнена РПЭ, при лечении рецидива рака используют лучевую терапию. 5-летняя безрецидивная выживаемость при этом зависит от исходного уровня ПСА. Если он меньше 0,2 нг/мл, показатель 5-летней безрецидивной выживаемости достигает 77%, при 0,2 нг/мл опускается до 34%, а если уровень ПСА доходит до 1 нг/мл, прогноз расценивается как неблагоприятный.

Из экспериментальных методов, достоверной статистики эффективности которых пока нет, применяется криоабляция (замораживание) и воздействие сфокусированным ультразвуком высокой интенсивности (HIFU-терапия). Несмотря на то, что предварительные результаты исследований эффективности методик довольно обнадеживающие, в официальные гайдлайны эти манипуляции пока не включены.

Системный рецидив

Случается и так, что на момент радикального лечения остались недиагностированные микрометастазы, которые продолжили свое развитие после вмешательства. В этом случае трудно отличить системный рецидив (возобновление роста новообразования) от системной прогрессии опухоли (продолжения развития не удаленных очагов).

Отчасти, их можно различить по следующим критериям:

  • повышение концентрации ПСА менее чем через год после операции;
  • уровень ПСА удваивается за 4 – 6 месяцев;
  • 8 – 10 баллов по шкале Глисона.

Системный рецидив клинически проявляется такими же симптомами, как и метастатический рак. Поскольку злокачественные новообразования предстательной железы метастазируют в кости, легкие, печень, возникают признаки поражения этих органов:

  • боли в костях;
  • патологические переломы;
  • повышенный уровень кальция и щелочной фосфатазы крови;
  • боли в позвоночнике;
  • парезы, параличи (при сдавлении спинного мозга);
  • боли в подреберье;
  • увеличение печени;
  • анемия.

Эти проявления сопровождаются общим недомоганием, повышением температуры до 37-38, потерей аппетита, резким снижением массы тела.

При системном рецидиве, равно как и при прогрессии рака предстательной железы применяют гормонотерапию, чаще всего – кастрацию.

Метастазы в кости подвергаются радиотерапии – облучение помогает уменьшить интенсивность болевого синдрома.

Источник rosonco.ru

Целью любого вида радикального лечения рака предстательной железы (РПЖ) является излечение пациента или существенное продление его жизни.

Второй важный по значимости аспект — качество жизни.

Однако любой вид радикального лечения не исключает рецидива заболевания.

Частота рецидива зависит от радикальности проведения операции, суммы Глисона, исходного уровня простатспецифического антигена (ПСА). В стадии Т1-Т2 частота биохимического и клинического рецидива составляет 25-35%. Опыт хирургического лечения в стадии Т1 показывает, что у 33,5-66% выявляется позитивный хирургический край и у 7,9-49% — поражение метастазами лимфатических узлов.

Таким образом, 56-78% пациентам, которым проведено хирургическое лечение, в последующем требуется проведение гормональной или лучевой (адъювантной либо спасительной) терапии.

Для своевременного выявления возврата болезни нужен динамический контроль над течением заболевания. Проявление рецидива заболевания возможно в любой временной период после оперативного вмешательства, что требует наблюдения в ближайшие и отдаленные сроки. Своевременное определение рецидива позволит начать лечение второй линии и продлить жизнь больного.

Для выявления рецидива заболевания на первом этапе проводится клиническое обследование и определяется уровень простатспецифического антигена в сыворотке крови. При необходимости в последующем присоединяются инструментальные методы, а также различные виды лучевой диагностики для оценки клинического распространения заболевания.

Изменение уровня ПСА — основной показатель при проведении мониторинга после радикальной простатэктомии. Рост простатспецифического антигена, т.е. биохимический рецидив, как правило, предшествует клиническому прогрессированию. В настоящее время принято, чтобы результат единичного повышения уровня ПСА в плазме крови был вторично подтвержден до начала II линии терапии, которая будет проводиться по поводу биохимического прогрессирования.

Согласно Международному консенсусу, два последовательных показателя, равных 0,2 нг/мл или выше после радикальной простатэктомии свидетельствуют о рецидиве заболевания. ПСА не должен определяться в сыворотке через 3 нед после радикально проведенной простатэктомии. Постоянно увеличивающийся уровень ПСА свидетельствует, что в организме сохранены или появились ткани, продуцирующие ПСА.

Для больных, которым выполнена радикальная простатэктомия, это означает возникновение рецидива болезни как из-за наличия микрометастазов, которые не были выявлены или были невидимыми ранее, так и вследствие развития местного рецидива в полости таза, вероятно, из-за позитивного хирургического края, определенного в результате патологоанатомического обследования. Быстро растущий уровень простатспецифического антигена (высокая скорость прироста ПСА, короткое время удвоения ПСА) свидетельствует о наличии отдаленных метастазов. Более медленное и позднее увеличение ПСА, вероятно, означает развитие местного рецидива.

В настоящее время экспертами приняты следующие критерии, характеризующие местный рецидив или отдаленное метастазирование. Если среднее время удвоения ПСА равно 4,3 мес, вероятно появление отдаленных метастазов. Если среднее время удвоения простатспецифического антигена составляет 11,7 мес, возможно, развился местный рецидив. Важным диагностическим тестом является скорость прироста ПСА в течение года.

Если этот показатель составляет 0.75 нг/мл в год у 56% развиваются отдаленные метастазы. Помимо оценки ПСА и его кинетики, клиницисты проводят ректальное обследование, трансректальное ультразвуковое обследование с биопсией для определения местного рецидива.

Лучевые методы диагностики — сцинтиграфия скелета, компьютерная или магнитно-резонансная томография — позволяют выявить местный рецидив или наличие регионарных или отдаленных метастазов. У больных с отсутствием симптоматики эти исследования могут не выполняться, если уровень ПСА в сыворотке крови менее 30 нг/мл. хотя эти данные носят спорный характер.

Рутинное исследование костей скелета не рекомендуется у больных без симптомов заболевания. Если у пациента есть боли в костях, сцинтиграфия должна быть выполнена вне зависимости от уровня простатспецифического антигена. Следует подчеркнуть, что магнитно-резонансная томография (МРТ) имеет преимущества перед СКТ в оценке распространенности заболевания.

Местный рецидив или генерализация процесса после радикальной простатэктомии (РПЭ) в течение 10 лет после лечения имели место у 27-53% и у 16-35% больных, получавших лечение II линии в течение 5 лет после первичного лечения.

Лучевая терапия после радикальной простатэктомии

Сроки и выбор тактики лечения больных только с биохимическим рецидивом остаются противоречивыми. Возможен выбор нескольких методов лечения: лучевая терапия на ложе (анастомоз) предстательной железы, комбинированная блокада андрогенов, интермиттирующая гормонотерапия, химиогормональное лечение, мультимодальная терапия.

Поскольку предметом исследования данной работы является лучевое (гормонолучевое) лечение РПЖ, основное внимание в обсуждении данных литературы будет уделено этим видам терапии или их различным комбинациям.

Как показывают многочисленные наблюдения, уровень ПСА до начала проведения лучевой терапии является важным фактором прогноза заболевания и отдаленных результатов лечения.

В исследованиях, проведенных Wu и соавт., Schild и соавт., показано, что при уровне ПСА до начала проведения дистанционной лучевой терапии (ДЛТ) 2,5 нг/мл — только 8 и 26% соответственно. По данным Forman и соавт., безрецидивная выживаемость больных с наличием биохимического рецидива после РПЭ составляет 83% при уровне ПСА 2,0 нг/мл до начала проведения ДЛТ. По данным Nudell и соавт., показатели выживаемости без признаков прогрессирования составляют 58% при уровне ПСА 1,0 нг/мл.

На основании проведенных исследований ASTRO предложили рекомендации, согласно которым доза облучения на ложе предстательной железы после радикальной простатэктомии при уровне ПСА 1 нг/мл показатели 5-летней безрецидивной выживаемости составили соответственно 34 и 0%. Полученные данные свидетельствуют, что адъювантная лучевая терапия ложа предстательной железы эффективна даже в группе высокого риска, тем не менее терапевтический эффект был выше у пациентов с низким уровнем ПСА.

Экстракапсулярное распространение опухоли (Т3) существенно увеличивает риск местного рецидива, частота которого может достигать 30% после выполнения РПЭ.

По данным мультивариационного анализа, основными факторами, влияющими на биохимический рецидив, являются:

• уровень ПСА (р>=0,005);
• дифференцировка опухоли по шкале Глисона по данным планового морфологического обследования (р=0,002);
• наличие положительного хирургического края (р 7.

Параллельно проводилось исследование SWOG 8794, в котором участвовало 425 больных РПЖ рТ3 стадии с медианой наблюдений 11,5 года. Было показано, что немедленная ДЛТ после РПЭ достоверно увеличивает до 40% выживаемость без метастазов в течение 15 лет, а в группе отсроченного лучевого лечения — до 38% (р=0,053).

Большое рандомизированное исследование проведено рядом европейских клиник у больных раком предстательной железы с высоким риском. После радикальной простатэктомии 1413 пациентов с ПСА >20, или с Т3-Т4, или индексом Глисона >7 включены в исследование. Из 1413 больных 800 отвечали критериям включения и были разделены на две группы по 400 в каждой. В одной не проводили адъювантного лечения, а в другой выполняли ДЛТ, или гормонотерапию (ГТ), или комбинацию ДЛТ и ГТ.

Авторами проведен подробный анализ выживаемости в течение 5 и 10 лет наблюдения. Рутинное назначение ДЛТ, ГТ или их сочетания не влияло значительно на частоту биохимического рецидива. Также частота клинического рецидива, общая и скорректированная выживаемость существенно не отличались между собой. Вероятно, последующие исследования должны показать, у каких пациентов с высоким риском адъювантная терапия может оказать положительный эффект на течение заболевания и продолжительность жизни больных.

Как уже упоминалось выше, одним из негативных факторов, влияющих на результаты лечения, являются позитивные хирургические края. Целью исследования A. Briganti и соавт. было изучение эффективности адъювантной лучевой терапии в стадии рТ2 с положительными краями. Проанализированы данные 2885 больных рТ2. ДЛТ проведена 1611 (55,8%) пациентам. Оценка результатов проводилась только у пациентов с негативными лимфоузлами и позитивными хирургическими краями. По этим критериям 338 (20,9%) больных были включены в исследование.

Средний возраст пациентов составил 64,5 года, по индексу Глисона они распределились следующим образом: 6 — 47,5%, 7 — 46,6%, 8-10 — 6,2%. Общая ПСА-безрецидивная выживаемость составила на протяжении 5, 8 и 10 лет после только хирургического вмешательства 85, 79 и 69% соответственно. Сравнение групп хирургического лечения с адъювантной лучевой терапией не выявило достоверных различий по выживаемости (р=0,3) в эти же сроки наблюдения. Проведенный мультивариационный анализ показал, что лучевая терапия (р=0,8) так же, как и предоперационное значение простатспецифического антигена (р=0,2), не коррелировали с биохимической безрецидивной выживаемостью.

Достоверное значение для результатов выживаемости пациентов имела сумма Глисона. Таким образом, при локализованном раке (рТ2) и положительных хирургических краях не продемонстрировано эффективности адъювантной лучевой терапии в увеличении биохимической, безрецидивной выживаемости. По-видимому, нужны мультицентровые исследования с включением большого количества больных.

A. Briganti и соавт. изучали влияние адъювантной лучевой терапии у больных с pN+ после радикальной простатэктомии группой авторов из двух центров. Когорта больных включала 703 пациентов. Адъювантное лучевое и гормональное лечение получал 171 (24,3%) пациент. Из общего количества 532 (39,7%) получали только адъювантную гормональную терапию.

Последующий анализ показал, что лучевая и гормонотерапия значительно увеличивают опухолеспецифическую выживаемость по сравнению с только гормональной терапией. Так, при адъювантном комбинированном лечении в течение 5, 8 и 10 лет опухолево-специфическая выживаемость после хирургии составила 95,92 и 87% по сравнению с 91, 79 и 74% соответственно.

Кроме того, после ГТ у пациентов сохранялся риск умереть от рака предстательной железы в 2,1 выше, чем при комбинации ГТ + ДЛТ (р=0,027). Следовательно, адъювантная ДЛТ значительно повышает опухолеспецифическую выживаемость больных с метастазами в регионарных лимфоузлах, что подтверждает необходимость использования комбинированной терапии в послеоперационном периоде у этой группы больных.

Таким образом, больные локализованным РПЖ или в клинической стадии T4N0M0 при установлении гистоморфологической стадии pT3N+ с высоким риском биохимического или клинического рецидива после РПЭ могут нуждаться в адъювантном лечении. Наличие положительного хирургического края, экстракапсулярная инвазия, вовлечение семенных пузырьков, рост ПСА после оперативного лечения требуют адъювантного лечения.

После согласования с пациентом, разъяснения вида лечения и побочных эффектов в зависимости отданных обследования, клинической ситуации может быть принято решение:

1) немедленная ДЛТ на область предстательной железы;

2) тщательное динамическое наблюдение с последующей ДЛТ при повышении ПСА >0,5 нг/мл. При уровне ПСА >1,0 нг/мл возможность локального контроля над опухолевым процессом значительно снижена.

Анализ данных литературы показывает, что проведение спасительной ДЛТ в отдаленные сроки от оперативного вмешательства также увеличивало опухолеспецифическую выживаемость больных в случае появления биохимического или локального рецидива заболевания.

В настоящее время продолжается ряд исследований по использованию ДЛТ, гормонотерапии, химиотерапии и их комбинаций в адъювантном режиме. Обобщенные данные позволят дать ответы, какие виды комбинаций адъювантной терапии позволят увеличить продолжительность и улучшить качество жизни больных раком предстательной железы.

Источник medbe.ru

Ученые подвели доказательную базу под тот факт, что 50% прооперированных страдают от рецидива после радикальной простатэктомии. Последняя представляет собой абсолютное иссечение предстательной железы с помощью скальпеля хирурга. Тем, кто перенес такую операцию, необходимо перманентно наблюдаться у лечащего доктора и принимать специальную химиотерапию, которая поможет избежать возвращения болезни.

Симптомы

О появлении биохимического рецидива после радикальной простатэктомии будет сигнализировать медленное повышение показателей ПСА. Узнать о количестве ПСА поможет специальное лабораторное исследование крови. Анализ на ПСА даст понять, каков объем простатического специфического антигена (или ПСА). Это белок, возникающий в мужском организме в рамках функционирования предстательной железы. ПСА еще называют опухолевым маркером, который обнаруживается в крови, точнее – в её сыворотке. Маркер этот используют для того, чтобы вести наблюдение за тем, как ведет себя аденома (доброкачественная гиперплазия предстательной железы) или рак простаты, для диагностики этих болезней.

Скорость, с которой повышаются данные ПСА, период, за который возникает повторный рак, сигнализируют о появлении биохимического рецидива и позволяют охарактеризовать его.

Виды рецидивов

Повышенный в два раза за год ПСА говорит о появлении местного рецидива. Появляется через годы (2-3) после хирургического избавления от раковой предстательной железы. Если не избавиться полностью, то облегчить состояние больного из-за такого рода патологии можно, используя лучевую терапию.

Другой ‒ системный вид рецидива характеризуется стремительным повышением числа ПСА. Такое повышение лечится гормонотерапией.

Повторный рак предстательной железы проявляется в следующем:

  • наличием хирургического края (положительного);
  • обнаружением метастаз в узлах лимфатической системы;
  • уровнем дифференцирования (или показателем Глисона);
  • местного распространения онкологического заболевания.

Рецидив рака простаты после радикальной простатэктомии – это не приближение кончины, а результат неудачной операции.

На начальном уровне рецидива нет никаких симптомов. Только в рамках механического воздействия на уретральный канал, некоторые чувствуют позывы к частому мочеиспусканию, сопровождающемуся болью. Редко, но возникает кровь в моче.

Это влечет за собой сложности в рамках интимных отношений. Болевые ощущения в паху могут быть постоянными, фоновыми или острыми, в виде всплесков. Наблюдаются проблемы с эрекцией. Сперма приобретает красноватый оттенок. Импотенция и психологические проблемы в интимных отношениях из-за боли во время полового акта. Таковы симптомы как первичного, так и послеоперационного рака простаты.

Местный рецидив

Характеризуется разрастанием пораженных раком тканей, что сопровождается их внедрением в прямую кишку, а также в мочевой пузырь, что сопровождается:

  • запорами;
  • острой задержкой мочеиспускания;
  • возникновением крови в кале.

Диагностика

Как убедиться в правильности диагноза – такой вопрос задают себе все лечащие врачи и знают, как на него ответить.

В том случае, если количество ПСА увеличилось более, чем на 0,2 единицы, доктора считают это первичным симптомом рецидива рака простаты. Чтобы убедиться в этом врач проводит следующие мероприятия, призванные подтвердить диагноз:

  1. Изучает анамнез (характер возникших болей).
  2. Опрашивает пациента о его самочувствии, чтобы выбрать нужные исследования. На основе опроса могут использоваться следующие мероприятия для постановки диагноза: пальпация и МРТ.
  3. Магниторезонансная томография (МРТ) поможет не только узнать о ранней стадии возникновения онкологического заболевания, но и обнаружит (или исключит) метастазы.
  4. Пальпация – эффективный метод диагностирования рецидива, когда в области простаты располагаются новообразования. Этот метод позволяет безошибочно определить раковые опухоли на поздней стадии в рамках разрастания больных тканей.
  5. ПЭТ – этот метод диагностирования основан на введении субстанции, оснащенной маркерами. Когда эти маркеры накопятся в больных, раковых тканях, они покажут биохимический рецидив рака простаты с помощью радиометрии, использующей радионуклиды. Плюс этого метода диагностики состоит в возможности изучения функций тканей и определение даже самых незначительных метаморфоз в их структуре.

Причины рецидива

Причина рецидива состоит в микрометастазировании. Этот термин предполагает такую ситуацию, когда злокачественные клетки не были обнаружены в рамках проведения первой операции. Со временем они разрослись и превратились в полноценные метастазы. Врачи утверждают, что главная причина возникновения рецидива рака после удаления предстательной железы – генетика. Эта болезнь, как и другие онкологические заболевания, передается по наследству.

Лечение

В рамках лечения рецидива рака простаты после радикальной простатэктомии применяют следующие виды лечения:

  • Химиотерапию (таблетки или инъекции, уничтожающие все имеющиеся раковые образования);
  • Абляцию (лечение ультразвуком);
  • Гормонотерапию (гормональные таблетки или инъекции, сокращающие количество тестостерона, а также специфического антигена);
  • Лучевая терапия на то место, где раньше была расположена предстательная железа;
  • Использование симптоматических средств, облегчающих общее состояние пациента;
  • Перманентное контролирование количества ПСА, визуальная слежка за образованием/не образованием опухолей.

Прогноз

В рамках лечения вторичного рецидива существует условно-благоприятный прогноз: треть случаев заканчиваются смертью пациента. Вовремя обнаруженный рецидив рака простаты поможет быстро и правильно назначить и принять нужное лечение и сократить до минимума неблагоприятный исход болезни.

Профилактика возникновения рецидива рака при удалении предстательной железы:

  1. абсолютное отсутствие в рационе спиртного;
  2. нельзя курить;
  3. нельзя употреблять даже слабоалкогольные напитки;
  4. изменение рациона в еде, соблюдение диетическо-лечебного стола (диета №5, в основе которой дробное питание и обилие минералов и витаминов).

Некоторые врачи советуют средиземноморскую или японскую диеты. Запрещено принимать солнечные ванны. Когда опухоль и сама предстательная железа иссечены оперативным путем, в целях профилактики рецидива, не следует длительно нагружать органы малого таза. Рецидив может вызвать отказ от динамического наблюдения в клинике, самолечение с помощью народной медицины, отказ от соблюдений выписанных врачом терапий могут спровоцировать рецидив онкологии после иссечения предстательной железы.

Полезные советы

Мужчины, не игнорируйте симптомы возникновения рака простаты. Простатит – распространенная мужская болезнь. 7 из 10 мужчин с простатитом, заканчивают свою жизнь от рака простаты. Как распознать начало простатита, чтобы в дальнейшем избежать возникновения рака простаты? Признаки простатита:

  • трудности с мочеиспусканием;
  • боли в промежности, мошонке, внизу живота;
  • нет или слабая эректильная функция;
  • высокая утомляемость;
  • раздражительность;
  • проблемы с достижением эякуляции;
  • преждевременная эякуляция.

Даже один из перечисленных выше симптомов должен насторожить. С визитом к врачу стоит поспешить.

Источник medprostatit.ru

«>

Комментировать
0
189 просмотров
Комментариев нет, будьте первым кто его оставит

Это интересно
Простатит
0 комментариев
Простатит
0 комментариев
Простатит
0 комментариев